Многоликий Гоголь

0
11 февраля 2016


Ревизор.ru

Спектакль «Го-го-гоголь. Новый ревизор» оправдывает своё название – «Ревизор» действительно получился новым. Микс из знаменитой пьесы, «Шинели», «Повести о капитане Копейкине» и «Записок сумасшедшего» вышел весьма современным и по-гоголевски фееричным.
Художественный руководитель театра «У Никитских ворот» Марк Розовский сам написал и поставил пьесу с гоголевским духом. Или даже лучше сказать «духами», ведь на одной сцене спокойно сосуществуют сразу семь Гоголей… И семь Хлестаковых. Что вполне вписывается в определение «актуальной фантасмагории», как обозначил жанр сам режиссёр.
 
Пришедший на спектакль зритель может быть спокоен: от Гоголя в спектакле осталась не только вынесенная в название фамилия. В стремлении заставить классика зазвучать по-новому Розовский не стал его сильно перекраивать. «Ревизор» и «Шинель» чётко следуют хорошо известным гоголевским сюжетам. Из «Записок сумасшедшего» и вставной новеллы «Мёртвых душ» про капитана Копейкина для спектакля были взяты лишь фрагменты, однако и они не отходят от оригинала. Однако что же тогда привнёс в постановку сам Розовский?
 
В первую очередь, злободневность. В «Новом ревизоре» в гоголевские сюжеты вплетены современные реалии, и персонажи пьесы (да и сами ситуации) становятся весьма узнаваемыми. Так, городничий велит мостить улицы плиткой, да украшать всё бордюрным камнем, голодный слуга Хлестакова зачитывает вслух меню из ресторана «Пушкинъ», а чиновничья братия на радостях от удачной передачи взятки Хлестакову выкрикивает «Крым наш!» И это лишь малая часть того, что зритель услышит, отправившись на спектакль.
 
А вот одно из самого интересного, что можно увидеть в «Новом ревизоре» – это то, как семь актёров играют Хлестакова. Так, в скромном гостиничном номере просыпается один Хлестаков, знакомится с чиновничьей делегацией уже другой, флиртует с супругой городничего и его дочерью третий, и так далее. Что ни появление – смена облика, но не сути. Как бы не выглядел и не множился Хлестаков, с детства знакомого с комедией зрителя провести он сможет едва ли. Зато подчеркнуть многоликость персонажа, да и всей бюрократической системы, такое «клонирование» помогает.
 
Приём «размножения» – не единственная находка спектакля. Одно из достоинств постановки заключается в её интерактивности. Актёры не просто разыгрывают пьесу, они взаимодействуют со зрителями: то расспросят о законопослушности и наличии ИНН, то заставят почувствовать себя стоящим в очереди «к благодетелю» (так, в зал врывается унтер-офицерская вдова и начинает пристрастно расспрашивать, кто же из присутствующих – последний на аудиенцию с «самым главным»). А в конце артисты и вовсе приглашают всех зрителей принять участие в финальной немой сцене из «Ревизора».
 
«Новый ревизор» – спектакль по большей части смешной. «Шинель» и «Ревизор», занимающие центральное место в постановке, разыграны весело и гротескно.  А капитан Копейкин из «Мертвых душ» и Поприщин из «Записок сумасшедшего», привносящие в спектакль драматический и даже трагический  элемент, появляются лишь в эпизодах между двумя основными частями.
 
Интересно, что на фоне всеобщего балагана сумасшедший Поприщин (в одном из составов его играет Андрей Молотков) выглядит чуть ли не самым вменяемым. Его безумие становится логичным. В те короткие моменты, когда он предстаёт перед зрителями в смирительной рубашке, кричит и корчится от невозможности переварить происходящее, становится по-настоящему страшно.
 
Этот страх отрезвляет разомлевших от веселья зрителей, напоминая о том, что гоголевский смех – это «смех сквозь слёзы». Видимо, именно такого эффекта хотел добиться сам Марк Розовский. Получилось это удачно.
Оставить комментарий