Сын об отце

0
07 апреля 2016



Автор Ольга Журавлева

Юрий Филиппов: «Отец был очень замкнутым человеком»

Юрий Филиппов, сын любимца миллионов советских зрителей, выдающегося комика Сергея Филиппова не любит давать интервью. Долгое время Филиппов-младший жил и работал в Соединенных Штатах Америки. Но вот  уже почти десять лет он с женой Татьяной предпочитают большую часть времени проводить в родном Петербурге. Юрий Филиппов художник. Закончил высшее Художественно-промышленное училище им. Мухиной. Работал в Европе, Азии и Америке. Помимо живописи занимался дизайном. Сейчас увлечен карикатурой. О своем знаменитом отце Юрий Сергеевич написал книгу «Есть ли жизнь на Марсе». Она вышла в свет в 2009 году. Сейчас готовит к  изданию книгу афоризмов Сергея Филиппова со своими иллюстрациями.

 
 Художник Юрий Филиппов

 - Юрий Сергеевич,  детские воспоминания всегда  самые яркие. Что вспоминается из общения с отцом?
 - До развода родителей я с трудом что-то  припоминаю. Был тогда очень маленьким. А после того как мама с папой расстались, отец  приезжал за мной на такси и увозил в разные интересные  места. Часто ездили с ним  на охоту.

 

- Он охотник был?
 - Он думал, что он охотник. У меня сохранилось его ружье. Но это даже не ружье, а гибрид из кларнета вместо ствола и приклада. Но тогда считалось, что мы страшно охотимся. Хотя ни одно животное от нашей охоты не пострадало.  Отец  шутил, что когда он едет на охоту, для экономии места спиртное наливает в шины автомобиля. Я же воспринимал это всерьез и никак не мог понять,  как же они с друзьями после того как выпьют содержимое на спущенных шинах  домой добираются.
- В биографиях Сергея Николаевича, которые опубликованы,  очень много нестыковок...
- Да, это потому что он никогда о себе ничего не рассказывал. Именно это послужило поводом начать большую работу и написать книгу об отце.
- Вы очень переживали развод родителей?
- Конечно. Но моя мама была  такой человек, она думала, что муж должен прийти домой вечером и прибивать гвоздики, налаживать дом. Ну а какое налаживание дома у актера вечером? Тем более настолько известного и популярного…  Но даже когда они разошлись, я видел, что они  друг друга любили. У Сергея Николаевича с его новой женой писательницей Антониной Голубевой были непростые отношения. Он часто ей во время ссор говорил: «У меня есть красавица жена и талантливый сын, а ты  - полицейский». Голубева  была старше его на 15 лет и ревновала безумно.  Часто отец уходил из дома чистый, в отглаженном костюме, а возвращался  весь ободранный. Думаю, что это было из-за чувства противоречия, некого протеста. Многие  его коллеги вспоминали, что Сергей Николаевич приходил в свою вторую семью часто пьяный, Но Голубева именно это использовала для давления на него. Наутро она ему всегда говорила: «Сережа, ты вчера такое нес! Тебя за это посадят. Только я могу тебя спасти». Как  человек своего времени он, конечно,  боялся, что пьяным наболтал лишнего, что его могут посадить.  Он был далеко не волевым человеком и Голубева умело этим пользовалась.
 - Когда вы учились в школе, ваш отец уже был очень известным актером. Одноклассники завидовали?
 - А у нас в классе было три Филипповых  (смеется). Меня учителя не выделяли. Но слава отца на меня периодически переходила, и переходит до сих пор. Вот  недавно захожу в ресторанчик, как сказал бы папа «выпить рюмку супа». И сидят там два уважаемых почтенных человека, один другому говорит: «Изя, ты знаешь, кто это к нам пришел?»  «Конечно, Юра Филиппов, известный художник, сын Смоктуновского». А второй поднимается  из-за столика и добавляет: «Нет, Никулина!»  В общем, что тут скажешь, бедная моя мама! Конечно, это смешно.

 

- Ваши встречи с отцом были частыми?
- Да частыми. Мы с ним играли на гитаре (у меня гитара отца сохранилась, она 1906 года), я очень много ходил в театр, а в театре Николай Павлович Акимов меня немного учил чему мог. С его помощью я научился работать изоиероглифом. У Акимова ведь все плакаты сделаны изоиероглифом. Но он как-то не в восторге был от моего творчества. С отцом мы вместе занимались фотографией, это было его хобби, много снимал маму. А потом я уехал в Америку.  Захотелось попробовать себя. Я тогда работал в худфонде и был на очень хорошем счету. Делал музей города, музей Ушакова, музей Пушкина – разрабатывал дизайн.  Как-то пришел в худфонд, а мне его председатель говорит о моих работах: «Юра, надо быть скромнее, ты еще не в Чикаго». Надо же ведь  такую глупость залепить! А я ему сразу ответил: «Что совет даете? Спасибо. Учту».  И вот  я тогда подумал, что в Америке я развернусь. И поехал. Сказано - сделано!
- Сергей Николаевич не мог вам простить этого?
- Я думаю, что он просто боялся. Его жена  внушала ему, что из-за эмиграции сына  могут быть серьезные неприятности и лучше прекратить общение. А я писал отцу, но он так был напуган, что мои письма  даже не распечатывал, правда хранил их в тумбочке рядом с кроватью.  В этих письмах я посылал свои рассказы, которые по моей идее он должен был  читать со сцены. Когда  он умер, мне об этом даже не сообщили. Квартира после его смерти долгое время стояла открытая. И «добрые люди» все оттуда вынесли. Сначала все, что можно вынесли родственники Голубевой. Они считают себя наследниками Филиппова, даже в каком-то документальном фильме появился «правнук» Филиппова. Потом, вдруг объявился еще и племянник. И никого не смутило, что у Филиппова есть  только один сын, а детей у меня нет. А потом уже кто-то из актерской братии уносил вещи из квартиры.  Брали на память – кто-то книгу, кто-то фото. Многие потом говорили, что хотели бы отдать эти вещи. Но мне то, что взято людьми на память не нужно. О смерти отца мне сообщили только через два года. Мы и могилу его с трудом нашли.
- А вы знаете, как он жил в последние свои годы?
- После смерти Голубевой он остался совсем один. Ему очень помогала актриса Любовь Тищенко. О ней можно сказать – это  сама доброта. С ним до последнего жил его сокурсник по хореографическому  отделению эстрадно-циркового техникума. Эти два старика и жили вместе в последние годы. Любовь Тищенко не раз отцу говорила: «Прочитайте письма, все-таки сын писал». А он ей: «Если хочешь, сама читай!»
-Умер он дома?
- Никто не знает точно. Кто-то говорит, что его увезли в больницу, кто-то, что он умер дома и чуть ли не неделю полежал, пока его не нашли. Он был очень больной человек. Треть желудка была вырезана, но, говорят, что умер от рака легких. 
- У Сергея Николаевича еще была сложная операция по удалению опухоли на головном мозге?
- Эту операцию ему делали в 1971 году.  И он после этого прожил еще 25 лет. Опухоль была не злокачественная.  Он потом даже шутил: «Хочешь потрогать мой мозг?» Поскольку там спилили часть кости и прикрыли все только кожей, у него на голове пульсировал небольшой  кусочек. Рязанов хотел его снимать в «Необычайных приключениях итальянцев в России», но побоялся взять, потому что отец был очень слаб после операции. Эту роль прекрасно сыграл Евстигнеев.
- Почему, уезжая,  вы не смогли попрощаться с отцом?
- У Голубевой попрощаешься! Актеры ее называли «полицейский в юбке», а Филиппова «мальчик из Уржума» по названию ее книжки. У меня с ней отношения не сложились сразу же. Я был  мальчик не то чтобы ехидный, но несогласный. Вот  прихожу я как-то к ним, а она ведет себя как воспитательница: «Мальчик, ты любишь стихи?»  А мне больше из рогатки, конечно, стрелять нравилось... «Какие ты стихи выучил?» И не отстает просто. А у нас дома была книга Архангельского  «Пародии». И вот я начал читать: «Не девушка - малина, шедевр на полотне, Маруся-Магдалина раздетая вполне..». Она в шоке: «Какая гадость! Хулиган!» А я продолжаю: «У Васи, о боже, на розовой на коже вскочил преогромный волдырь..». Мне тогда очень нравилось про волдырь почему-то. «Это плохое стихотворение!»
И подарила мне свою книгу «Мальчик из Уржума». Я, конечно, эту книгу тут же выбросил.
- А отец как на все это реагировал?
- Ему уже все это безумно надоело. Она ведь как  с ним познакомилась.  Поскольку после развода мама его попросила покинуть дом, Акимов снимал ему комнату в «Астории» и он ходил обедать в ресторан (отец очень любил застолье). Когда он обедал в «Астории», всех приглашал за свой столик. Проходит мимо громадного роста военный, морской адмирал: «Здравствуйте, Сергей Николаевич!» А он отвечает: «Здорово, старик!» Тот возмущен: «Я не старик! Я - адмирал Засосов, известный военный врач». – «Да? Ну, так подгребай, вместе и засосем!» И вот это «подгребай» потом просто стало расхожим выражением. И фраза «Нет некрасивых женщин, есть мало водки» принадлежит тоже Филиппову.И вот как-то там очередной раз с приятелями выпили и случилась пьяная драка. Сергей Николаевич был резкий человек и кому-то что-то ответил, а тот бросился на него с вилкой и поранил ему руку.  Тут же крики начались: «Артиста убивают!» Явилась милиция.  Всех забрали, кроме Филиппова. Все-таки кумир! А Голубева сидела рядом за столиком, она тут же бросилась  перевязывать ему раненую руку, а потом увела его к себе, поскольку жила недалеко. А наутро он  просыпается у нее. 
 - Женщины любили вашего отца?
- Очень. Просто отбоя не было. Я до сих пор удивляюсь, как много у него было поклонниц. Это и послужило причиной развода с моей мамой.
- Почему бюст с могилы Филиппова сейчас хранится у вас дома?
- Бюст, который стоял на могиле Сергея Николаевича не был сделан именно как памятник на могилу. Он был подарен ему неизвестным автором и стоял долгое время у него в шкафу. Мы долго искали этого художника, но безуспешно. В бюсте 36 кг бронзы. Его пытались  унести с могилы.  Поэтому пришлось поставить там копию, а этот дар неизвестного художника сохранить.
- Каков Сергей Филиппов как человек  глазами сына?
- Очень добрый, но замкнутый. Причем замкнутым он стал именно во втором браке.  У него были такие красавицы поклонницы. Но его сломило то, что его постоянно Голубева шантажировала, а он очень боялся. Гомиашвили рассказывал, что во время съемок  «12 стульев» (она же ездила с ним везде, шагу ему не давала ступить одному) на теплоходе  Сергей Николаевич как выпьет, так и начинал ее гонять.  Причем в выражениях не стеснялся. Пока его полностью не подавила новая жена, он был другим.
 - Почему одна из ваших выставок,  посвященных Сергею Филиппову называлась «По стопкам моего отца»?
 - Просто он мне часто повторял: «Сынок, иди по стопкам отца. Методом пробок и ошибок».  Вот я и иду.

 Автор: Ольга Журавлева ( Фотографии предоставлены из семейного архива)

#12стульев #сергейфилиппов 

Оставить комментарий