"Папа всю жизнь комплексовал, что у него не было образования"

0
28 апреля 2016

 

Текст: Ольга Журавлёва источник портал о культуре Ревизор.ru


Дочь Кирилла Юрьевича Лаврова Мария, также как её отец, всю свою жизнь посвятила театру. Кирилл Юрьевич ушёл из жизни 27 апреля 2007 года. В канун дня его памяти дочь вспоминает об отце и семейных традициях.


Мария Кирилловна, ваша актерская династия насчитывает уже четыре поколения и идёт от ваших бабушки и дедушки. Вы их помните, удалось с ними пообщаться?

С бабушкой Ольгой Ивановной Гудим-Левкович не удалось, потому что она умерла в 1967 году, а мне тогда был всего лишь два года. Дедушку – Юрия Сергеевича Лаврова (ведущий актёр Киевского русского театра имени Леси Украинки – прим. ред.) хорошо помню. Он жил в Киеве и приезжал к нам каждое лето, поэтому всё общение проходило на даче. Но возраст брал своё – я не ценила возможности больше времени проводить с дедом. К сожалению, мне тогда, как и всем подросткам, больше хотелось гулять с друзьями.

А в Киеве вы бывали? На его спектаклях, к примеру?

Дед ушёл на пенсию ровно в шестьдесят лет и уже не играл на сцене.

Нетипично для актера, правда?

Юрий Сергеевич был очень эксцентричным, неординарным, не любил поступать как все. Поскольку никто из актёров по достижении пенсионного возраста на пенсию не уходит, он, наоборот, решил это сделать. Но уход на пенсию на следующий день после 60-летия – это ещё и его принципиальная позиция. Он не хотел быть стариком на сцене, ему важно было для зрителей остаться молодым, энергичным. Даже говорил: "Я не хочу греметь костями по сцене". Оставались, конечно, какие-то съёмки, радио и телевидение. Во многом такой демонстративный уход был жестом. Позже, на какое-то время, он возглавил театр имени Леси Украинки.

Не помните, в чём ещё проявлялась эксцентричность деда?

В нашем с ним общении ничего такого не было. Помню, что дед был достаточно строгим, высказывал порой очень резкие замечания по отношению к другим актёрам. Поскольку он прекрасно знал дореволюционную военную форму, очень критично смотрел советские фильмы, где появлялись  белогвардейцы, и страшно ругал за то, что они неправдивы. По жизни был педант. Он писал папе удивительно интересные письма с большим юмором, острыми шутками. У него была обширная переписка с коллегами в Москве, Ленинграде. Письма эти мы храним.

Что еще хранится в семье?

Из семейных реликвий кроме писем – папины шаржи, фотографии, дневник папы, который он вел в армии на Курилах.

Какое-то влияние в выборе профессии дед на вас оказал?

Для меня он был просто интересным человеком, который гостил у нас каждым летом.

Война помешала вашему отцу Кириллу Юрьевичу Лаврову закончить школу, из-за отсутствия аттестата он не мог получить актёрское образование. Получается, что актёрскую профессию он получил на практике...

Папа начинал свой творческий путь в театре Леси Украинки, где встретился с выдающимися актёрами, работавшими в то время там. Киевский театр той поры был высокого уровня. Эта была прекрасная школа.

Кирилл Юрьевич разорвал все шаблоны и достиг самых больших высот без актёрского образования. На ваш взгляд это исключение из правила?

Думаю, да.

Отец никогда не говорил, что ему не хватает образования?

Всю жизнь папа комплексовал по этому поводу. Когда я начала делать первые шаги в театре, он всегда говорил: "Я ничего не могу тебе сказать, потому что ничего не понимаю и не знаю". Считал, что не имеет права что-то оценивать. И всегда самые жёсткие замечания делала моя мама (актриса БДТ Валентина Александровна Николаева – прим.ред.). Она закончила школу-студию МХАТ. Из-за того, что у папы не было диплома, он всю жизнь так занимался самообразованием, столько читал и столько знал, что многие дипломированные специалисты могли бы ему позавидовать.

Вы обсуждали с отцом книги, спектакли?

Общение было постоянным. Часто отец заходил на мои посиделки с однокурсниками у нас дома, с удовольствием вёл беседы. Рекомендовал нам что почитать и посмотреть. Но, посмотрев мой спектакль, он давал первой слово маме, и только потом добавлял что-то. Самое страшное для меня всегда было, когда мама в зале. Вечером дома, когда мама всё раздолбает, папа мог поддержать, сказать что-то положительное. Сейчас, когда нет уже ни того, ни другого, я понимаю, какое это было счастье – иметь домашний худсовет!

Как бы Кирилл Юрьевич не стеснялся отсутствия актёрского образования, карьера у него была потрясающая!

Папа достиг таких высот, во-первых, потому что в нашей профессии огромную роль играет случай. У него так карты легли. С кино сразу заладилось: он попал в струю кинематографа 60-х и пошёл дальше. Во-вторых, у папы была хорошая мужская харизма. Еще обаяние и интеллигентность. В-третьих, дворянские корни тоже, мне кажется, сыграли не последнюю роль. Родословная наша идёт со времен Ивана Грозного. По бабушкиной линии у семьи было имение под Вязьмой. Потом (об этом прекрасно написал Чехов в "Вишнёвом саде") его продали и переехали в Петербург. Отец петербуржец до мозга костей. Воспитывали папу его мама и бабушка, потому что родители разошлись, когда он был маленьким. Но Юрий Сергеевич поддерживал тесные отношения с сыном, и бабушка это очень поощряла.

А каким был Кирилл Юрьевич дома?

Очень семейным. Любил проводить время со мной и братом, ездить на дачу, которую родители купили сразу же после моего рождения. Дача стала самым любимым местом семьи. Туда выезжали, как только могли. Наш дом стоит на реке, а на другом берегу лес, создается впечатление, что ты среди дикой природы.

Были у вас какие-то семейные традиции?

Часто по воскресеньям мы ходили в цирк, ездили гулять на острова, в Пушкин или Павловск. Отец любил эти места, потому что с ними было связано его детство. Часто у нас в квартире собирались гости. Компания сложилась дружная и на долгие годы. Все вместе ездили к нам на дачу.

На даче отец отдыхал или, как положено дачнику, работал? Умел, например, молоток в руках держать?

Еще как! Мог починить что угодно. Как-то у меня сломалось весло, принесла его обломки и говорю: "Папа, посмотри, наверное, чинить его бессмысленно..." Он взглянул: "Да, не получится, наверное, ну, оставь..." И через какое-то время принёс отремонтированное весло. На даче у папы была своя мастерская, инструмент, он очень любил что-то мастерить.

Вопрос о выборе профессии у Вас стоял?

Когда я перестала мечтать стать ветеринаром и дрессировщицей в цирке, а это случилось лет в семь, я начала мечтать стать артисткой. Сначала была хореография. Но в вагановку меня не приняли, данных не хватило. Всё шло к тому, чтобы пойти в театральный. Папа не отговаривал, а мама уверенно говорила: "Иди". Она, к сожалению, мало реализовалась в театре, но всю жизнь говорила, что лучше профессии быть не может. Мама ушла в тень отца, хотя, конечно, это было не сознательное решение, просто так сложилось. Она смирилась с этим, но любовь к профессии у неё оставалась беззаветной, она искренне не представляла себе, где может быть так интересно, как в театре. Мама была из очень простой семьи – все её предки крестьяне, правда зажиточные. Она выросла в Москве. С юношества театр для неё был мечтой. Когда эта мечта реализовалась, театр для неё стал храмом. После школы-студии МХАТ её пригласили в Киев, где она много играла. А вот в Ленинграде не сложилось...

Ревности к успехам мужа у неё не было?

Никогда. Но трагедия по поводу своей актерской судьбы осталась на всю жизнь. В семье Лавровых заниматься протекциями близких было не принято. Как Юрий Сергеевич никогда не помогал сыну, так и Кирилл Юрьевич ни разу никуда не спротежировал жену, а потом и меня. Считалось: если ты выбрал эту профессию, добивайся всего сам.

Но при вашем поступлении фамилия наверняка сработала?

Безусловно. Идёт поступать девочка по имени Маша Лаврова и все понимают кто это. Тем более, что Аркадий Иосифович Кацман (режиссёр и театральный педагог, заслуженный деятель искусств РСФСР, профессор (1922-1989) – прим.ред.) прекрасно знал маму и папу. Но потом, в процессе учёбы,  все-таки стало  ясно, что я ему интересна как студентка.

А дочка ваша поступала уже под другой фамилией?

Оля носит фамилию моего мужа – Семёнова, но тоже, конечно, знали, чья она дочь и внучка. Но в нашей семье и я, и папа очень комплексующие люди из-за того, что за нами стоят знаменитые родственники. И живём мы по принципу: люблю своё дело и всего хочу добиться самостоятельно. Своей фамилией никогда сознательно мы не пользовались.

Почему Вы не сразу оказались в БДТ?

После института я не пыталась попасть в БДТ, пошла в ТЮЗ и была совершенно счастлива. Там все новички сразу же вводились в спектакли "Сказки Пушкина", "Конёк-горбунок", "Сказки Чуковского" и "Наш цирк".  И я прошла через эти спектакли. Вообще, в ТЮЗе работы всегда много. Первая моя  настоящая роль – сестра одного из декабристов в спектакле "Вокруг площади".

А почему же решили перейти в БДТ?

Инициатором был Темур Нодарович Чхеидзе (главный режиссер и худрук БДТ по 2013 г. – прим.ред.), он тогда собирался ставить спектакль "Салемские колдуньи" и хотел пригласить меня. Когда папа узнал, сказал: "Нет, зачем её теребить, у неё в ТЮЗе всё хорошо, много играет". Потом у нас вышла "Снегурочка", где я играла Купаву. И меня увидел в этой роли Адольф Яковлевич Шапиро. Он приступал к постановке "Вишнёвого сада" в БДТ и захотел пригласить меня на Аню. И Темур Нодарович его поддержал.

Помню, тогда отец позвал меня на кухню и неожиданно спросил: "Как ты относишься к тому, чтобы перейти в БДТ?" Я радостно ответила, что хочу. Тогда он продолжил: "Понимаешь, поначалу в массовках придётся играть". Я скромно ответила: "Надеюсь, что массовками не ограничится".  Но папа настаивал: "По-разному может сложиться..." Потом "Последние" Горького ставил Андрей Максимов и позвал меня на роль Веры. Я всё ещё работала в ТЮЗе и отказалась. Папа в "Последних" репетировал главную роль, и я решила почитать пьесу. Роль мне очень понравилась, и я пришла на репетиции. Жалко было бросать ТЮЗ и коллег, и достаточно долго я доигрывала там свои спектакли. К тому же, мне очень было комфортно в ТЮЗе, там сложился замечательный коллектив. Не могу сказать что, попав в БДТ, я ощутила себя столь же хорошо.

Когда же ощутили себя комфортно?

Не знаю, никогда, наверное. Бывает твой театр, а бывает не твой театр. Не могу сказать, что БДТ не мой театр. Но и не свой в абсолюте – это точно. Всё время чувствую какое-то напряжение. Оно от стен идет. Но есть актрисы, которые наоборот говорят: "Как здесь хорошо, какая прекрасная аура". А я всё время там нахожусь под напряжением.

В 1989 году Кирилл Юрьевич взял на себя руководство БДТ. Сложно ему давалась эта роль?

Он тогда сказал, что не согласится принять руководство, если не пройдёт тайное голосование. Провели. Против проголосовала только моя мама. Получив такую поддержку в труппе, отец взялся за дело. Ему было очень сложно, потому что надо было руководить  коллективом актёров, с которыми он прожил всю свою жизнь в театре. А тут он стал их начальником. Все свои силы он бросил на то, чтобы всех "первачей" обеспечить работой. Но это не может получиться даже в самом идеальном театре, поэтому кто-то обижался, кто-то что-то требовал… Но никто против него не интриговал, потому что он всех вполне устраивал. В те 90-е годы папа был настоящим борцом за нужды театра на самом высоком уровне. Никто в этом заменить его не мог. Потому что таким серьёзным авторитетом никто не обладал. Ну и он был демократом, либералом в театре. Ко всем прислушивался и пытался решать всё коллегиально. Худсовет для него был важен. Правда, после этих заседаний приходил домой чёрного цвета.

Нынешний худрук БДТ Андрей Могучий вписался в БДТ?

Как можно вписаться в БДТ, тем более, придя со стороны? Папа был исключительный случай, вышедший из самого театра. Но Могучий очень талантлив, и я не вижу ему замены сегодня. Мне нравится он как организатор. У нас появилось много интересных проектов. Андрей Анатольевич не забывает о традициях театра. Проведены два вечера –  памяти Лаврова и Товстоногова. Кому-то само действо может нравиться или не нравиться, но важен сам факт, что такие вечера проходят в театре. И ещё важно уметь слушать и слышать друг друга. У Могучего это получается. Что-то разрушается, но иначе не получится строить театр. Так же было и когда в БДТ пришел Товстоногов.

Ваша дочь Оля тоже теперь в БДТ?

Да, она принята в стажёрскую группу БДТ.

Как складывается её карьера?

Складывается тяжело, но у кого сейчас легко идёт профессия? Когда она решила поступать в театральный институт, мы с мужем её останавливали, предупреждали. Всё ей говорили, и она всё знала и понимала. Но аргументировала свой выбор, как её бабушка в своё время: "Умираю, как хочу, это лучшая профессия на свете!". Сейчас она играет в спектакле Андрия Жолдака "ZHOLDAK DREAMS: похитители чувств". Есть у неё спектакль "Театр изнутри" в Каменноостровском театре. Я ей говорила, поезжай в Москву, там больше возможностей, но Оля не хочет. Она успела пообщаться со своим знаменитым дедом. Он для неё был царь и бог. Он её очень любил, они тянулись друг к другу. Оля считает, что она унаследовала от дедушки его природный оптимизм.

В отличие от отца, у вас с кино не срослось, как думаете, почему?

Я начинала карьеру в 90-е годы, тогда кино практически умерло. Моё поколение попало в эту яму – отсутствия кинопроектов. Были пробы, но не могу сказать, что я всерьёз к этому относилась. Моё скептическое  отношение к материалу на пробах режиссёры чувствовали. А потом пришло новое поколение, их стали снимать. Жалеть, что так случилось? Нет, не буду. Всё-таки для меня важен театр, я ему всецело предана.

Можете себя представить вне театра?

Для меня жизнь может строиться так: либо в театре работать, либо дома сидеть и книжки читать.

Вы реально смоги бы дома сидеть?

Думаю, что нет. Мне в последние годы интересна педагогика и я веду актёрский курс в институте имени Герцена. Эта деятельность уже тесно связана с режиссурой и я замечаю, что это для меня становится даже более интересным, чем актёрская профессия.

Сейчас вам часто удаётся собираться всей семьёй?

К сожалению, нет. Поколение мы, наверное, другое – мы с мужем любим сидеть в своей норке вдвоём, совсем непохожи на моих родителей, которые готовили, накрывали стол и приглашали много гостей.

Вы много общались с отцом в последние годы его жизни?

Мне бы хотелось больше, но в силу жизненных обстоятельств не получилось. До сих пор есть ощущение, что он не сказал мне чего-то самого важного.


 
СПРАВКА:

Кирилл Лавров родился 15 сентября 1925 года в Ленинграде. Во время Великой Отечественной войны работал токарем на заводе боеприпасов. В 1943 году добровольцем ушел в армию. Учился в Астраханской военно-авиационной школе механиков, после войны пять лет служил техником на Курильских островах. В армии участвовал в художественной самодеятельности. Лавров не имел театрального образования, из-за войны он даже не успел окончить школу. Актёрское мастерство осваивал на одной сцене с отцом в Киевском русском драматическом театре. Карьеру в кино начал в 1955 году. Снялся в 80 фильмах, сыграл более чем в 50 спектаклях. Народный артист СССР. С 1989 по 2007 год — руководитель Большого драматического театра (БДТ). Был народным депутатом СССР. Умер 27 апреля 2007 года.

Мария Лаврова родилась 14 октября 1965 года в Ленинграде. Окончила Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии им. Н.К. Черкасова в 1987 году. С 1993 года в труппе Большого драматического театра (БДТ). Заслуженная артистка России, лауреат Государственной премии (2001, спектакль "Аркадия", БДТ). награждена медалью Пушкина (2009) "За большой вклад в развитие и сохранение русской словесности". Фильмография насчитывает более 25 фильмов.

Пять лучших фильмов Кирилла Лаврова:

"Живые и мёртвые" (1963)
"Братья Карамазовы" (1968)
"Укрощение огня" (1972)
"Мой ласковый и нежный зверь" (1978)
"Мастер и Маргарита" (2005)
 
Оставить комментарий