«Кто все эти люди?» — главный вопрос ММКФ

0
22 июня 2013


Даже самые суровые в мире охранники, традиционно обслуживающие этот фестиваль, умудрились обойтись почти без хамства. С другой — все походило скорее на исполнение воинской повинности, чем на праздник кино. Даже Брэд Питт, искривший на красной ковровой дорожке, потерялся в тягучей, нескладной церемонии открытия.
Сумбурно-неловких моментов, в общем, было многовато. Начиная с того, как ведущие церемонии актрисы Марина Александрова и Екатерина Волкова игриво отрекомендовали себя со сцены: «Судя по результатам Каннского кинофестиваля, сегодня мы, две женщины-ведущие, в тренде!». Жаль, что «тонкий» намек на лесбийскую тематику картины — победителя Канн «Жизнь Адель» обошелся без поцелуя. Чтоб уж до конца в тренде. Глядишь бы, и зал проснулся. После недодуманного эротического эпизода безо всякого перехода последовал трагический. Сначала Марина Александрова прочитала первое четверостишие стихотворения Григория Поженяна «Нужно, чтоб кто-то кого-то любил» так, словно она выпускница драмкружка при ЖЭКе. Не дождавшись, пока девушка закончит, киномеханик запустил ролик, в котором это же стихотворение читает Андрей Панин в фильме Петра Тодоровского 2002 года «Жизнь забавами полна». От этих же строк в исполнении Панина перехватывало дух. Третий раз мы услышали те же стихи от Екатерины Волковой — она их спела на манер романса. Пока у нее за спиной на трех разных экранах шли кадры из фильмов Алексея Германа-старшего, Алексея Балабанова и Петра Тодоровского.
Все остальное время ведущие читали свой текст по бумажке, то и дело сбиваясь и зажевывая слова. Куда лучше с ролью конферансье справился американский актер Кристиан Слейтер, который в рамках фестиваля на днях должен представить свой новый фильм «Белый лебедь». В частности, шутил, что ему так нравится в России, что он подумывает вслед за Депардье попросить себе русский паспорт. Впрочем, и его широкой улыбки и поставленной речи не хватило, чтобы расшевелить зал. Только раз публика выдала более-менее стройные аплодисменты — «Бурановским бабушкам»: видимо, сидящие в зале люди наконец увидели знакомые им лица.
Вопрос «кто все эти люди?» в этом году раздавался на красной дорожке чаще остальных. Лишние билетики спрашивали уже на выходе из метро. А у памятника Пушкину перед первым кордоном стоял паренек с табличкой «куплю билет». На наш вопрос «почем» он сначала потребовал показать билет. Затем сказал: «За партер дам 11–12 тысяч. Если бельэтаж, я должен позвонить». Специальная журналистская аккредитация, выданная для церемонии открытия плюс к аккредитации на весь фестиваль, молодого человека совсем не заинтересовала. Очередной кордон потребовал у нас конверт от билетов: «А вдруг вам их кто-то передал?!» Ага, купили, тут же, за 12 тысяч рублей. Интересно, за сколько же перекупщики эти билеты продавали? 15 тысяч? Двадцать? Пятьдесят? Видимо, сбылась мечта президента фестиваля Никиты Михалкова, и ММКФ превратился в статусное светское мероприятие Москвы. Вот только судя по частоколу одинаковых длинных ног в мини-юбках вперемешку с вездесущими дамами за 70 в шляпах и с авоськами, сквозь которых с трудом можно было пробиться настоящим артистам и режиссерам, а также по тяжелому молчанию, которое царило в зале всю церемонию открытия, от этой статусности пока немного пользы. Зато понтов — хоть отбавляй. А уж сколько историй, кому отказали в билете, как, например, легенде отечественного кинематографа кинорежиссеру Георгию Натансону («Еще раз про любовь», «Старшая сестра»), мы наслушались — и не передать. Ведущий репортаж с красной дорожки Борис Берман тоже неофициально поделился: «Кто все эти люди? Я узнаю процентов пять».
Или вот еще «картинка с выставки», рассказанная коллегой: «Заходит в фойе Кристиан Слейтер. Стоит растерянный — никто его не встречает, куда дальше идти, не ясно. К счастью, вижу девушку с рацией на боку. «Барышня, — говорю, — тут один из ведущих церемонии Кристиан Слейтер мается — не знает, как ему пройти в гримерку. Окажите содействие голливудскому актеру, плиз, пардон». Барышня берет в руки рацию и кричит: «Вася! Тут какой-то ТРАНСЛЕЙТЕР на церемонию пришел. Забери его у входа!». Занавес.
Самыми достойными в этот вечер выглядели те, кому давно уже притворяться незачем. Коста- Гаврас (сокращение от Константина Гавровского), греческий кинорежиссер русского происхождения, давно уже живущий и работающий во Франции, получил из рук Владимира Наумова почетного «Святого Георгия» за вклад в мировой кинематограф. Обладатель двух «Оскаров», призов в Каннах, Берлине и пр., получая нашу статуэтку, не забыл признаться в любви русской культуре. Председатель жюри этого года, иранский кинорежиссер Мохсен Махмальбаф, чья биография едва ли не больше его фильмов («Кандагар», «Габбех», «Афганский алфавит»), рассказал, как он учился искусству монтажа на фильмах Эйзенштейна, а поэтике и философии кинематографа — у Тарковского.
Наконец, Брэд Питт, ради которого на улице устроили настоящий митинг — гости церемонии не отпускали своего кумира, окружив плотным живым кольцом. Выйдя на сцену, он вопреки вызывающему внешнему виду — высокие ботинки, кожаные штаны, черный пиджак с рваными краями и черные же солнцезащитные очки, которые он эффектно брал в зубы, чтобы освободить руки для раздачи автографов, — произнес короткую и сдержанную речь. Не сказав ни слова о своем новом фильме про зомби, он только выразил свою благодарность за возможность присутствовать на открытии фестиваля и вспомнил об актере Джеймсе Гандольфини, знаменитом Тони Сопрано из культового сериала. Зал вслед за первыми рядами партера встал, но скорее по инерции, чем от искреннего порыва. Судя по пустым глазам и равнодушным лицам вокруг, люди не очень понимали ни о ком идет речь (правда, переводчица фамилию Гандольфини произнесла нечленораздельной скороговоркой), ни вообще зачем и куда они попали. Специально для таких зомби ведущая церемонии Екатерина Волкова сразу после слов Брэда Питта подробно, продиктовала адрес места, где будет проходить банкет, и его автомобильной парковки. И тут она уже не путалась в словах и все произносила отчетливо. Еще бы, вопрос серьезный — куда же тачку припарковать.

Автор: Елена Ардабацкая, Никита Карцев

Источник публикации газета Московский комсомолец
Оставить комментарий