Мультфильмы – это не “развлекаловка"

0
30 октября 2016


Портал о культуре в России и за рубежом Ревизор.ru

О чем, на Ваш взгляд, должны быть современные мультфильмы, чему они должны учить?
 
Я считаю, что мультфильмы – это не “развлекаловка” – пришел, посмотрел и забыл. Необходимо работать над тем, чтобы в каждой картине была идея воспитания. Мне кажется, это обязательно. Мультфильмы должны рассказывать, что такое хорошо, и что такое плохо. Язык мультипликации все же ближе к языку детства, поэтому он должен быть чистым и свободным.
 
Disney в свое время сделал большую ошибку, поставив создание фильмов на поток. В год делали по две полнометражные картины, идея была получить больше денег. Это их подвело, потому что стали воплощаться сырые идеи.  
 
А зрителю не нужны сырые идеи, ему неинтересно. У каждого фильма должна быть внутренняя идея, чтобы зритель мог что-то вынести из картины, чтобы внутри у него “осело” что-то хорошее.
 
Какой стиль предпочтительнее: классический или исключительно компьютерный?
 
В каком стиле работать – классическом или с помощью 3D-технологий? Все зависит от того, как это будет исполнено. Например, Юрий Борисович Норштейн делает колоссальные фильмы и считается одним из лучших аниматоров в мире. Работает в “перекладке”, не рисует, у него уже есть какие-то заготовочки, и он их так умудряется оживить, что кажется, будто герои светятся изнутри. Смотря его анимацию, думаешь: Боже мой, неужели это возможно? Вырезанный кусочек бумаги, но он дышит, живет, переживает!
 
Поэтому компьютерная анимация – это не панацея, а просто раскрученный тренд. Нужно делать фильмы, которые несут чувство, которые показывают отношение к жизни, тогда это будут смотреть.
 
Почему новым российским мультфильмам тяжело пробиться на экраны?

Не хватает качества. Современные российские мультфильмы сыроваты по всем параметрам – и по художественному исполнению, и по идеям. Я считаю, что аниматорам не нужно стремиться делать все под Запад. Мне сейчас пишут из Англии – очень уважаемый человек, журналист делает интервью с представителями разных анимационных школ. В Англии очень ценятся наши старые мультфильмы, потому что из них никто не пытался сделать а-ля Disney или а-ля еще какая-то студия. В советских мультфильмах была своя культура. Это как иллюстрации Ивана Билибина.
 
Мы должны показывать то, что внутри нас. А этого в российских мультфильмах сейчас нет. Разговор у нас больше идет о прокате картины, а не о ее душе – идейной составляющей, которую раньше вкладывали в каждую работу. Поэтому советские картины до сих пор живые. Иностранцы замирают, когда смотрят нашу “Серую шейку”, “Снежную королеву” – для них это что-то.
 
Почему в стране сложился дефицит профессиональных аниматоров?

По поводу дефицита кадров хочу сказать, что в 90-е годы мы упустили момент обучения профессиональной анимации. Люди сейчас приходят, они что-то умеют, но они работают методом тыка, то есть у  них нет школы,  у них нет определенной наработки.
 
Потеряна именно советская школа, которая содержала в себе, в том числе, какие-то базы Disney, плюс была преемственность, передача умений и навыков от старшего поколения младшему. Аниматор-профессионал учил новичка на каких-то конкретных вещах, это был определенный процесс, в рамках которого люди выполняли задания, которые развивали умение и мастерство. А мастерство оттачивалось на обучении, в процессе которого старшие товарищи всегда давали какие-то советы, критиковали. Сейчас этого не хватает.

Фото из семейного архива Александра Дорогова

Необходимо масштабное обучение, масштабные курсы, которые хотя бы какое-то время действовали бы постоянно, чтобы у нас индустрия “напиталась” людьми, чтобы была конкуренция в хорошем смысле этого слова. У нас сейчас нет конкуренции, нет соревновательности, которая заставляет расти, делать лучше, чтобы твои работы замечали и приглашали на работу на студии.
 
Немаловажный момент – необходима и четко выстроенная индустрия. То есть, нужно не просто готовить аниматоров, но и обеспечить их работой. Чтобы люди знали, что будут иметь заработок. Но при этом аниматоров не нужно разбалтывать. На студии Disney есть конкуренция – ты знаешь, что твое место ждут 2,5 тысячи аниматоров. Если ты потеряешь работу, они с удовольствием тебя заменят.
 
Как повысить популярность анимации? Согласны ли с мнением, что российским мультфильмам не хватает доброты и идеи?
 
Чтобы повысить популярность, нужно делать хорошие, интересные, фильмы. Второй момент, не надо заниматься конъюнктурой, впадать в крайность из разряда: “Ой, давайте делать русские былины!”. Не обязательно делать только русские былины. Вспомните замечательный, любимый фильм “Варежка”. Колоссальный кукольный фильм, который учит доброте! Или, например, мультфильм “Козленок, который считал до десяти”. Они очень простые, но смотрятся сейчас с большим удовольствием.
 
Говорят, что какой-то “советизм” есть в фильмах. Да нет там никакого “совметизма”! Там есть добро, рассказ о том, что такое хорошо и что такое плохо. В этом сила этих мультфильмов! Они небольшие, но они как хорошие притчи. Об этом нужно кино делать, а не гоняться за какими-то вычурными историями!
 
Сюжеты и герои не должны быть только русскими, как это тоже любят заявлять. Нужно делать мультфильмы о вещах, которые будут понятны на любом языке и в любом государстве. Нужно работать в этом направлении. И я совершенно согласен с тем, что российским мультфильмам не хватает доброты. Она появляется тогда, когда мы начинаем смотреть на мир глазами ребенка. И детей своих мы должны воспитывать в этом направлении.
 
Мне кажется, что сейчас больше погоня идет за успехом, за прибылью, за деньгами, а это убивает фильм. Уолт Дисней ставил своей задачей номер один кино, искусство, а не желание заработать как можно больше денег.
 
Чему можно поучиться у зарубежных коллег?
 
Практически всему. Они делают очень хорошие, добрые фильмы. Например, мультфильм “Хороший динозавр”. Персонажи в нем, в общем-то, достаточно простые и незамысловатые – человек и динозавр, но там есть идея. Большое внимание в зарубежной анимации уделяется и актерской игре. Там, в целом, ничего не делается просто так, создавая картину, не торопятся.

Кадр из м/ф "Лило и Стич"

Наша же анимация загнана, как лошадь. Ее торопят – нужно делать быстрее кино - давай-давай-давай. Фильм, который начинают делать на Западе, в той же Америке, к примеру, готовится от четырех с половиной до пяти лет. Это предподготовительный период. Прорабатываются персонажи, доводится до идеала сценарий, раскадровка, пишутся актеры, подбирается музыка и так далее. Я всегда этот процесс сравниваю с созданием автомобиля. Прежде чем собрать машину, нужно получить детали.
 
То есть профессионализм не подразумевает ничего случайного – все прорабатывается до последней детали – тогда есть результат. Для идеального фильма три вещи должны быть – время, деньги и люди. Отсутствие хотя бы одной из них приводит к краху картины.
 
Какой совет дадите начинающим мультипликаторам: как делать качественный продукт и стать знаменитым, узнаваемым?
 
Я читал Леонардо да Винчи в английском переводе. Он написал очень простую вещь: чтобы стать прекрасным художником, и чтобы появился свой стиль, нужно всего-навсего хорошо рисовать. Тут – то же самое. Качественный продукт и слава появляются только тогда, когда вы очень любите свою работу, когда вкладываете в нее душу. И тогда призом за ваше трудолюбие и самоотдачу становится слава. Если изначально ваша цель – стать знаменитым и узнаваемым, у вас никогда ничего не получится. Вы должны об этом забыть, как ни странно. Главное – любить то, что делаешь.
 
Ваша мечта. Какой мультфильм хотите создать?
 
У меня есть мультфильм, который бы я хотел бы сделать. Я мечтаю создать смешанную картину, чтобы можно было показать классическую 2D-анимацию и 3D. Как две чаши на весах – что эта может и что может та, и что они могут вместе. Чтобы это выглядело органично. И, самое главное, я хочу, чтобы кино было для детей – воспитывать нужно поколение. Конечно, не просто так этому в советское время уделяли столько внимания. В детей аниматоры старались вложить хороши мысли, учили тому, что такое жалеть, понимать, любить, прощать и так далее.
 
Какой Вы видите русскую и мировую мультипликацию, к примеру, через 10-20 лет?
 
Отвечая на вторую часть вопроса, отмечу, что через 10-20 лет анимация далеко шагнет. Не знаю, что будет с 3D. Есть проблема, которая “топит”: оно слишком реалистично. Если говорить о 2D, то там есть возможность что-то недосказывать. Эта недосказанность дает возможность для пространственного ощущения мира.
 
3D говорит слишком конкретно. В искусстве говорится о том, что важно. 3D говорит обо всем сразу. Я не хочу видеть все прыщики на лице, я хочу видеть глаза. Анимация уходит в детализацию, и чем больше она туда погружается, тем дальше она уходит от чувств, от ощущений, от характеров. Все спецэффекты вторичны.
 
К сожалению, этого не понимают сейчас. Я хочу, чтобы люди изменили свое отношение к анимации, чтобы стали добрее. Старые фильмы добрые, хотя люди ничего не срисовывали, не копировали себя – они пытались показать то, что чувствуют, о чем думают, что внутри них происходит.  И это всегда передавалось на экран, с экрана – зрителю. Поэтому старые картины не зря называются классикой. Они пережили время и доказали, что анимация тех лет жива. А посмотрите на 3D-фильмы. Их много, они забываются, как остывшие пирожки: остыли и уже есть их не хочется, а разогреть-то и негде.
 
 
Справка от “Ревизора.ru”
 
Александр Николаевич Дорогов с 11 лет занимался в кружке мультипликации при киностудии “Союзмультфильм“. Проработал там 1990 года. Принимал участие в создании нескольких выпусков “Веселой карусели” и серий “Ну, погоди!”, “Котенка с улицы Лизюкова”, “Случая с бегемотом”, “Приключений пингвиненка Лоло“, “Горшочка каши” и других мультипликационных фильмов.

В 1991 году выиграл в конкурсе аниматоров, который проводила студия Disney в Европе. В 1992 году начал работу на студии Disney во Флориде. Работал инструктором по анимации. Принимал участие в создании “Короля льва”, “Снежной королевы”, “Мулан”, “Покахонтас“, “Лило и Стича” (аниматор Стича), “Братца медвежонка” (аниматор Коды). В 2004-2006 годах принимал участие в разработке проекта “Act” в Бостоне. В 2006 году вернулся в Россию, с 2011 года преподает в собственной международной онлайн школе анимации.
3
 
Оставить комментарий