В Беларуси и России пройдет премьера крупномасштабного международного проекта-фильма "Мы, братья"

0
03 сентября 2015


Скоро, 24 сентября, в Беларуси и России пройдет премьера крупномасштабного международного проекта-фильма "Мы, братья", где одну из главных ролей сыграл Владимир Гостюхин. 13 сентября этим фильмом будет открываться фестиваль "Киношок" в Анапе.
Заслуженный артист России, народный артист Беларуси Владимир Гостюхин -
Как в вашей жизни появились театр и кино?
Владимир Гостюхин: До войны отец был директором сельского ДК в Свердловской области, мама играла у него в спектаклях. Отец ездил по области, искал голоса, создал хор села Покровское, на базе которого потом был основан Уральский народный хор. В послевоенном Свердловске все, что самого дорогого было в нашей мальчишеской жизни, - это кино. Мы смотрели фильмы "Тарзан", "Чапаев" и играли в героев картин. Я был хулиганом, меня звали Гостюхой, но с улицы ушел вовремя.
Как это произошло?
Владимир Гостюхин: Я учился в радиотехническом техникуме, и там меня затянули в самодеятельный спектакль. Если не будешь участвовать, лишим стипендии, сказали. Я стал со сцены читать классику. И до сих пор знаю всего Есенина.
И когда вы поняли, что театр - это ваше призвание?
Владимир Гостюхин: В 16 лет я работал на стадионе электриком. Мне нравилось чинить утюги и приносить людям пользу. Но потом все бросил - и техникум, и работу. Меня захватил театр.
Поступали сразу в три театральных вуза?
Владимир Гостюхин: В ГИТИС, где было по 10 человек на место, прошел без проблем. Я учился с Юрой Николаевым - ведущим "Утренней почты". Будучи студентом, дебютировал у Марлена Хуциева.
Но актерская карьера после института не задалась?
Владимир Гостюхин: В столичных театрах не жаловали, заметили только в Театре Советской армии, но места в труппе не было.
Я сказал: "Возьмите хоть кем-нибудь". Так стал там реквизитором и ждал своего часа четыре года, разучивая на складе чужие роли...
И кто помог?
Владимир Гостюхин: Однажды на показ спектакля пришел помощник Ларисы Шепитько. Она искала исполнителя главной роли для фильма "Восхождение" по Василю Быкову. Выбор пал на меня. Фильм стал событием, он удостоен наград в СССР и престижной премии Берлинского кинофестиваля Гран-при "Золотой медведь". Потом я снимался в телесериале "Хождение по мукам" вместе с Ириной Алферовой, Юрием Соломиным, Сергеем Никоненко. После этих двух работ меня начали узнавать зрители и приглашать режиссеры.
Фильм Элема Климова, мужа Ларисы Шепитько, "Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен" показывали на последнем каннском кинофестивале в разделе "Каннская классика".
Владимир Гостюхин: Ироничный фильм, но в Каннах надо показывать "Иди и смотри" Климова. Климов - великий режиссер. Я его хорошо знал, но мне была ближе Лариса Шепитько.
Фильм "Погружение. Владимир Гостюхин" Сергея Катьера на последнем кинофестивале "Золотой витязь" в Севастополе удостоен диплома Парламентского Собрания Союза Беларуси и России. Что вам, как члену жюри полнометражных фильмов, запомнилось из "Золотого витязя"?
Владимир Гостюхин: Сербская картина "Исцеление". Белорусская кинематография на фестивале "Золотой витязь" была представлена слабо. Я очень высоко ценю документальное белорусское кино. Собираюсь идти к министру культуры - белорусскому кино нужны перемены. Начал процветать жанр благостного идиотизма, художественных лент мало...
На вашем счету около сотни фильмов и сериалов: "Берег", "Урга - территория любви", "В поисках капитана Гранта", "Восхождение", "Волки", "Оттепель"... Что дороже всего?
Владимир Гостюхин: "Волки" с Андреем Паниным режиссера Александра Колбышева. Это психологическая драма. О побеге арестанта Кирилла Полетаева, который поставил в сложную ситуацию людей. Печально, что Александр Колбышев так рано ушел из жизни.
Актерскую карьеру вы начинали в Москве, но потом вдруг переехали в Беларусь.
Владимир Гостюхин: На съемках фильма "В профиль и анфас", которые проходили в Беларуси, я влюбился. А потом полюбил и Минск. Из Минска часто мотался в Москву и Питер сниматься. Сделал несколько больших проектов: "В лесах и на горах", "Око за око", сериалы "Участковый", "Дальнобойщики", "МУР"...
Сложно было работать на "Дальнобойщиках"?
Владимир Гостюхин: Очень. Но был такой материал, который заводил нас. Я первый раз увидел Влада Галкина в белорусском фильме "Момент истины", и он меня покорил. Уже несколько лет прошло, как его нет, а я до сих пор не свыкся с этой мыслью.
Какие картины ждать с вашим участием?
Владимир Гостюхин: Я снимался в проекте "Казаки", но проект пока остановлен. На российском канале выйдет сериал с моим участием, рабочее название "Любовь 3Д". Я сыграл плохого коррумпированного чиновника. Но мне было интересно работать над образом. Снялся в белорусской картине "Мы, братья" режиссера Уильяма Де Виталя. Фильм показали 13 мая на открытии 68-го Каннского кинофестиваля. Этот крупный национальный кинопроект сделан по книге Марии Семеновой международной командой, осенью 2013 года он победил в конкурсе Министерства культуры на создание белорусского национального кино. Бюджет фильма - 5 миллионов долларов. Фильм открывает 13 сентября фестиваль "Киношок", а затем будет его "шествие" по 40 городам мира. В фильме заняты Сэлли Керкленд, Наташа Алам, Руслан Чернецкий, Евгений Шмарловский, Олеся Грибок, Эрик Робертс, Алексей Серебряков...
А что бы хотели сыграть еще?
Владимир Гостюхин: Очень хочется играть, пока жив. Есть у Куприна, которому в этом году 145 лет, повесть "Дурнушка". И мы никак не можем достучаться до Министерства культуры России, чтобы получить грант для съемок фильма.
Если бы можно было вернуться назад во времени, где бы вы хотели оказаться?
Владимир Гостюхин: Вернулся бы в детство, в мой родной Свердловск.
Несколько лет назад на "Славянском базаре в Витебске" вам вручили премию Союзного государства...
Владимир Гостюхин: Я построил на нее дом в Беларуси, где восстанавливаю свои силы и истерзанную душу. Это двести километров от Минска, где Нарочанский заповедник.
Чем там занимаетесь?
Владимир Гостюхин: Люблю плавать, ходить с женой по ягоды. Каждое лето мы с Аллой несколько ведер земляники собираем, запасаемся на зиму вареньем.

Российская газета
 
 
Оставить комментарий