О конфликте цивилизаций, который может привести к самым трагическим последствиям

0
10 сентября 2015


Александр Сокуров убежден в том, что Европа совершает ошибку за ошибкой. Фото: РИА Новости/www.ria.ru

О конфликте цивилизаций, который может привести к самым трагическим последствиям, говорил знаменитый российский режиссер Александр Сокуров. Почему мастер, создавший киношедевры, чей фильм "Франкофония" о спасении европейских культурных ценностей произвел фурор на нынешнем Венецианском фестивале, теперь опасается за судьбу этих самых европейских ценностей. Журналисты в Венеции задавали Александру Николаевичу вопросы - не только о кино.То, что ответил выдающийся российский режиссер Александр Сокуров на вопрос: "А что вы думаете о сотнях тысяч мигрантов в Европе?", на следующий же день процитировали крупнейшие европейские газеты.
"Европа, достигшая высочайших достижений в искусстве и философии, продолжает совершать ошибку за ошибкой. То, что происходит, эти бесконечные и бессмысленные вторжения, кажутся непередаваемым кошмаром. Гуманитарная катастрофа, перед которой граждане бессильны, а политики бездействуют", - цитирует Corriere della Sera.Но вот другая мысль, по словам самого Сокурова, повергла в шок даже итальянских журналистов, которые с ним общались. Для которых, как он говорит, само понятие толерантности священно."На то, что произошло в Пальмире, не осмелились бы даже нацисты", - приводит цитату Corriere della Sera.В поведении боевиков "Исламского государства", организации, деятельность которой в России запрещена, в том, сколько памятников древней истории они уже уничтожили, прикрываясь религией, Александр Сокуров видит четкую историческую аналогию с тем, что происходило с культурными ценностями в годы Второй мировой войны. Его фильм "Франкофония", который высоко оценили на кинофестивале в Венеции, именно о спасении от бомб и снарядов тысячелетнего культурного наследия Европы. И Сокуров сам задает за кадром горькие вопросы."Эти толпы, идущие по Европе... У меня не было того праздничного настроения, которое я видел внутри кадра, когда австрийцы или немцы аплодировали и встречали их как победителей. Я видел по большей части молодых людей и спрашивал: у вас там родина за спиной осталась. Кто будет решать ваши вопросы? Опять европейцы? Итальянцы, французы, немцы? Кто будет решать сирийский вопрос?" - говорит Александр Сокуров.Высказывая свое мнение о происходящем в Европе и называя это не просто вторжением, а неминуемой катастрофой, ведь люди совершенно разных культур и религий, вдруг оказавшись в одном месте, неизбежно скоро перестанут быть довольны друг другом, Сокуров понимает, что говорит вразрез с общепринятым в Европе отношением к мигрантам.Впрочем, Сокуров говорит, что совершенно не против того, чтобы европейцы помогали тем, кто действительно нуждается, - старикам, женщинам и детям. Но не может понять, откуда среди приезжих десятки тысяч молодых людей с поведением победителей."Что делают ваши генералы Североатлантического блока с этими медалями? Они что делают? Почему на Ближнем Востоке развивается эта кошмарная история с уничтожением памятников культуры? Для чего нужен Североатлантический блок? Для того чтобы воевать с Россией? Я им говорю: вы не будете воевать с Россией, бесполезно! Или вы дождетесь, что генералы начнут в кабинетах стелить коврики и четыре раза в день делать намаз. Вы этого хотите?" - говорит Александр Сокуров.По словам Сокурова, европейские политики совершенно ничего не делают, чтобы остановить волну мигрантов. А граждане, не согласные с происходящим, просто бессильны. И если не говорить об этом вслух сегодня, то рано или поздно радикально настроенные беженцы из Сирии и Афганистана станут угрозой уже не только для Европы."Россия у меня одна, и она только здесь. Вот если начнется вот эта политизация религиозного сознания, то я потеряю и мою Россию, мою Родину", - говорит Александр Сокуров.Обо всем, что он видит сегодня и, возможно, завтра, режиссер говорит с нескрываемой болью и переживанием. И надеется, что люди, от которых зависят решения, опомнятся и попытаются спасти всю мировую цивилизацию, как однажды, 70 лет назад, это, к счастью, получилось сделать.


Российская газета

Оставить комментарий