“Лев”: история одного возвращения

0
17 февраля 2017

Источник публикации Rewizor.ru

Дев Патель, известный нашему зрителю по фильму “Миллионер из трущоб”, вырос: отрастил бороду, возмужал и стал в новом фильме австралийцем, чтобы спустя многие годы осознать неразрывную связь со своими корнями и вернуться на индийскую землю для встречи с родными. Патель номинирован на лучшую мужскую роль, но надо сказать, что главный приз, пожалуй, заслужил потрясающе непосредственный, невыразимо очаровательный Санни Павар, сыгравший в фильме еще совсем маленького Сару, который с первых кадров покоряет сердце зрителя.
 
Несмотря на очевидно неблагополучные условия жизни, мы испытываем радость за его отношения со своей семьей, которая хотя и живет в абсолютной бедности, но выглядит счастливой. Красивая, но усталая индианка, одетая в сверкающее розовое сари и работающая на каменоломне, чтобы прокормить своих детей, улыбается, глядя на то, как ее младший сын помогает ей таскать камни или пьет молоко, добытое неимоверным трудом.

Фото: КиноПоиск
 
Индия не кажется такой уж страшной и опасной, когда весь мир маленького Сару заключен в дорогих для него людях — его маме, старшем брате Гудду и сестрице Шекиле, живущих в затерянном рабочем поселке Ганештали, которого нет ни на одной карте.
 
События развиваются в хронологическом порядке, и мы имеем возможность в полной мере проникнуться атмосферой истинной Индии под лиричную музыку Дастина О' Халлориана и Хаушки, которая крепко берет за душу (номинация на лучшую музыку к фильму вполне заслужена), и увидеть Индию глазами маленького мальчика, а в некоторых сценах — даже и с высоты его роста.
 
Однажды, поддавшись на уговоры младшего брата и не устояв перед его выразительным взглядом (как, впрочем, и зритель), Гудду берет его с собой в город на заработки и оставляет на железнодорожной станции, обещая за ним вернуться. И не возвращается...

Фото: КиноПоиск
 
Ситуация эта на самом деле обыденная — как сообщают титры в конце фильма, каждый год в Индии пропадает более 80 тысяч детей, и данное кино несет в себе мощный гуманистический посыл, состоящий в призыве оказать помощь беспризорным детям.  Пожалуй, подход режиссера, который решил сначала показать детство Сару, и лишь затем — его взрослую жизнь в новой стране, кажется единственно верным — только так можно в полной мере прочувствовать трагедию его жизни. 
 
Роковой случай вышвырнул Сару за пределы родной и близкой Индии в Индию далекую и чужую — туда, где даже не говорят на хинди, а лишь по-бенгальски — легко представить весь ужас, охвативший мальчика, когда он остался один. В поисках старшего брата он залез в вагон проходящего поезда и двое суток не мог оттуда выбраться — до тех пор, пока состав не прибыл на конечную станцию — в Калькутту, что в Западной Бенгалии.

Фото: КиноПоиск
 
Санни Павар вызывает у зрителя просто бурю эмоций и переполняет его сочувствием к малышу, который волею судьбы оказался вдали от собственного дома, заставляя с тревогой наблюдать за его спонтанным путешествием в суровую, злую действительность — в мир, где кишат толпы, но никому до него нет дела. То, что он смог избежать многих опасностей и уйти от людей, которые хотели использовать его в каких-то своих целях, и даже просто остался в живых, кажется настоящей мистикой.
 
Трущобы Индии глазами потерявшегося мальчика кажутся еще более реальными, страшными и беспощадными, а глубокий и задумчивый взор Сару, нашедшего в себе силы не сломаться под давлением окружающей среды, пронзает в самое сердце. И его неиссякающие надежды найти свою семью были наконец вознаграждены: в конце концов он попал в приют, из которого его отправили на усыновление в семью, живущую в Австралии.

Фото: КиноПоиск
 
Не всё так однозначно со второй частью фильма — австралийское существование показано скорее банальными художественными средствами, как-то: романтическая линия героя, общие сведения о его успешности, приметы жизни среднего класса — конечно, контраст с нищей индийской действительностью кажется шокирующим.
 
Однако теперешняя жизнь хоть с виду и благополучна, но выглядит необъяснимо скучной и даже как будто лишенной смысла — до тех пор, пока под влиянием случайного соприкосновения с национальной индийской культурой, Сару не решается попытаться выяснить свое настоящее происхождение: попробовав однажды индийский десерт на кухне у своих знакомых он вдруг вспомнил точно такое джалеби из детства, и понял, что родом вовсе не из Калькутты...

Фото: КиноПоиск
 
Что же касается его приемной семьи, то именно в детях они нашли свое призвание — стоило бы отметить органичную игру Николь Кидман (номинация на лучшую женскую роль второго плана), которая выступила в роли приемной матери Сару. Ее треволнения и внутренняя боль за жизнь и судьбу смуглого мальчугана прорывается наружу сквозь неуверенные жесты и отчаянное желание помочь и быть ему полезной, составить и его, и собственное счастье. В ее словах проскальзывает убеждение о том, что в мире и так “слишком много людей”, и поэтому она с мужем решили спасти тех, кто уже появился на свет, что и стало смыслом ее существования. И принесло ей не только счастье, но и горе — приемный сын Мантош, страдающий припадками, в отличие от Сару, так и не смог прижиться в новой среде и оправдать надежды своей новой семьи.

Фото: КиноПоиск
 
Философия героини разбивается о справедливые слова Сару о том, что усыновленные дети —  вовсе не чистый лист, и у них есть прошлое, которое суть неотъемлемая часть их самих. И если Сару смог выжить в тех обстоятельствах, в которых он оказался на своей родине и стать тем, кем он стал сейчас уже на другом материке, то эта же его воля и сила духа помогли ему отыскать свой собственный дом.
 
Разрешение же интриги о том, почему же фильм все-таки называется “Лев” оставлено зрителю на самый конец — как и документальные съемки встречи настоящего Сару со своей матерью в Индии и с приемными родителями — настоящее чудо, имевшее место в реальной жизни.
Оставить комментарий