Пошлости много, мудрости нет

0
07 января 2016

Художник Георгий Кара - Мурза

Автор: Виктория Катаева, источник РЕВИЗОР.RU


…нашел парень кошелек, и сказал ему голос с небес: ты сможешь взять это золото себе, если вступишь в интимную связь с матерью, а потом с сестрой. Юноша не тронул кошелек, а дома рассказал матери и сестре о том, что с ним случилось. Те переглянулись, напоили парня допьяна и заставили согрешить с ними, а на утро послали за золотом. И огорчился юноша, и убил своих мать и сестру, а потом шел по улице, рассказывал прохожим эту странную историю. И спрашивал всех и каждого: «Почему судьба так безжалостна и жестока?»  А тех, кто не мог ему ответить, убивал – и убил сто человек… Это не фильм ужасов, а эпизод из постановки «Русские сказки» в «Гоголь-центре», как заявлено – на основе собранных фольклористом Александром Афанасьевым русских народных сказок.

Или вот, другой отрывок спектакля, в котором идет пьяный солдат, навстречу ему «нечистый». И спросил нечистый: «Чего ты хочешь, солдат?». И солдат ответил – ******* (непечатное слово, означающее интимную связь).
Как вам такое «искусство»?

В чем надо отдать постановщикам должное, так это в креативности. В самом начале, на входе, раздавали программки: на красном, белом или синем фоне – можно выбрать любой цвет. Далее зрителей делили на три группы, выдавая белые, красные либо синие браслеты. У каждого цвета – свои сказки. Хочешь посмотреть все – приходи в театр три раза.

Нашу группу – «красных» – водили по темным лестницам и коридорам, интригуя и завораживая. Поначалу было интересно. Очень. Звучала приглушенная музыка, загадочно-мистическая. Полумрак, а на стенах плясали тени.
Давно говорят, что традиционный театр отчасти изжил себя, нужно искать новые формы, в том числе для привлечения молодежной аудитории. И представленная в «Гоголь-центре» форма как раз привлекательна для молодежи и среднего возраста. Действо происходит в небольших, человек на тридцать, залах-комнатах. Зрителей сажают на креслица либо даже вовсе на пол, на мягкие подушки. Так уютно и по-домашнему. Три-четыре актера разыгрывают представление, то и дело обращаются к аудитории, задают вопросы, ждут ответ. По-особому чувствуешь свою вовлеченность в действо и сопричастность. Это тоже интересно и ново.  
Проблема в другом: о чем представленные сказки?

Программка отсылает зрителей к трудам знаменитого собирателя фольклора Александра Афанасьева. Как известно, он разбивал фольклорные сказки на детское и взрослое содержание, а еще есть у него такая работа – «Народные русские сказки не для печати». Редчайшая книга, буквально в нескольких экземплярах, с пометкой – «единственно для археологов и библиофилов», то есть не для широкого круга. Народные сказки малопристойного содержания, хотя сам фольклорист их таковыми не считал, а наоборот отмечал, что «в них порой больше мудрости, чем в проповедях».

Но если сравнить сказки из афанасьевского сборника, и те, что в спектакле – выходит небо и земля, белое и синее, «найди тысячу отличий». Нет у Афанасьева таких сказок! Он о другом писал. О том, что русский народ, острый на язык, в непристойных сказках высмеивал «высшее сословие»: бояр, дворян, попов, царей, чтобы насолить тем, кто жирует и живет за счет простого люда. В спектакле же нет никакой острой социальной сатиры.

Дело не в ханжестве. И не в мате, в конце концов и он – часть русской  жизни и русского языка. Дело в интонациях, в цели: ради чего показали и рассказали?  Здесь – в спектакле – очевидно для чего: шокировать публику. Этакий «Камеди клаб», но уже в театре. 

Размыты грани между действительно смешным народным, и глумливым – малопристойной грубостью.

Некоторые сказки вовсе не пойми о чем. Например, «Марья Моревна»: люди висят на цепях, гремят, водой обливаются, падают на пол, кричат словно одержимые… Если не читал в детстве оригинальную сказку про «Марью Моревну», не понимаешь, что же происходит. Если читал – как минимум догадываешься: вот Марья, а это Иван, а там вот Кощей… Но любимую сказку буквально извратили.

Довольно странен и финал всей постановки в целом, когда показывают что-то наподобие документальное кино на большом экране – в некой деревне бабушки и дедушки рассказывают, как страшно жить.  Вещают, мол, один односельчанин напился – жену зарубил топором, а другой утонул по пьяни в колодце… А вывод, что жизнь реальная порой пострашнее даже самой страшной сказки. Но кино на экране уж очень некачественное, плохо слышно. Да и сам серьезный и горький вывод обыгран как глумливая шутка.

Но необычность, зрелищность спектакля затмевает всё. Загадочность, мистика, тени на стенах…

«Прикольно! – говорят многие зрители на выходе из зала, – Надо друзьям рассказать, пусть тоже сходят».

А значит, спектакль будет иметь успех. А жаль.
Оставить комментарий